ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ ДРУЗЕЙ ФОРУМА


..Ева Кюн


...Константин


.Артём Гельман


..Лексей админ



................................../////////////////
........................................


[][ Чердак и подвал :сайт писателей любителей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



По-над

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

карты спутаны,
дождь прошёл незаметно;
не уходить пора,
и кажется поветрием разлука
(о борт яслей)

с другого - легкость,
истомой пачки искуражили себя;
о чём-то шепчут непреложность
и усталость, а день -
упавший угол

со дна достань, в руке рука,
и что-то всё-таки успелось;
с того конца качается луна,
вселяя страх в доверие,
а жизнь в опусташённость

но жизнь сама не кажется длинней,
чем разбиение сосуда;
мой стих кромешен, но красив,
когда стоишь над краем возрожденья
во вселенной

0

2

ничего, норм

0

3

Ветхость и

с упорной настойчивостью подсовывать энто,
я не я, но кто же ты?
камень стёрся, цветок еле-еле, кошка спит,
а ты играешь на гитаре в фиолетовом костюме

брадис! брадис! брадис - дурак!
бредишь! бредишь! но поверься!
до и после - так и течёт;
сызмальства на лапе у завода,
доколе громить мёртвую зону?
кобзон! робинзон! да и просто зонтик, -
ереси до искалеченности истории,
а мальборо дымит ротвейлера

в трейлере запуганность и горсть пепла,
ты всё-таки другой, когда это происходит;
в дженге кружится, но не в вальсок,
а подскок на плечи, загнуто наверху ижицей

до лампочки рукой достать,
только что-то неможное;
рожать, а потом ржать, после третьей рюмки
курить до упора, до стука в трубе,
оскалилось несуществующее реалити

любить вас - ветхость и самоубийство смерти

0

4

Сухо

На параде сухо.
Сухие деревья.
Сухие скамейки.
Сухая земля вокруг.
Сухое небо дышит в шаг.

Полковник честь отдал,
как будто розы положил на гроб.
Две розы, только две,
и большего не надо.

Какой-то мальчик выбежал на плац,
как чья-то сущность, отделённая от
тела. И был салют в честь никого.
Вернее генерала, но генерал
всего лишь слово, к которому
и рифма ни к чему.

Я не был там, но издали смотрел,
с балкона. Погасли фонари.
Взгляд задержался на поребрике.
И буде. Будет так.

Твои стихи всего лишь тень
присутствия кого-то.
И ничего. И хорошо.
Уж лучше тенью быть, чем при погонах
идиотом.

0

5

Замедления

искал свою, но нашёл смерть другого,
по узкой тропке, в дыму, всё сладится;
сядешь - и совершенно,
встанешь - и более по-новому

в размахе - опять последний,
опять крайнее, но весьма стойкости;
от вспышек до охлаждений
и опровержений о случившемся,
и инсомния, сонм и бредни
во стихе, стремящемуся к бесконечному,
убивают натива, но остаётся фокус,
который и есть постижение

серна: запуганность в каком-то недорайском
уголке, но новизна срезает кожу в устье;
стремись и ты спонтанно и легко напасть,
когда горящий куст покинул зону

и вверх, и вниз, и вширь гудит прохожего подспорье,
и невесомо, и подспудно играть у изголовья;
дума вянет у ручья, твоя рука во прахе,
и бессистемно хорошо, ведь эмерджентность
тянет к трепету и страху

влечёт, и комбо задано в конце, в начале -
грех, а это лишь святая тень, от света тень;
в который раз и в три пробора я пробую забыть,
но стансы угодили в непорочность и нетвёрдость,
тебе везло, но Русь тебя не зазывает

и хорошо, и ничего, и знание не так опасно,
и всё бессвязно, но легло на идеальную основу;
земляк, дурак ли, может просто урожай не тот,
я замедляю ход, а камни пусть прильнут к короне

0

6

Новым

гул и шелест слились воедино,
что-то нежное узналось вдалеке;
налегке, потёрты джинсы,
никаких прощаний, только смех

всё светлее становился шар,
а иное к щиколотке, близко;
я украл из шкафа дар:
выгорать, но возрождаться в шипке

сызмальства терять себя,
прорастать корнями вверх;
ударяя ветками и трепетом об
обруч, что замыкает всё вокруг

и ничего теперь, и хорошо,
я дам тебе, конечно, свет и пальму,
срезая тонко корешок,
что станет новым основаньем

0

7

Вне

всё одно и то ж,
слова срываются со скалы;
и не мычащее "Ты",
а так, иссушено и квадратно

где-то в болотах,
а казалось - много ещё;
да и поздно уже
ходить в местечковых богах

на руках - карта,
да масть не моя - чужая;
над лицом встала ночь голубая,
на софе кряхтит провожатый

а роль? а роль отведена,
из края в край ходить бездверно;
в пустотах лучше тишина,
но суть твоя вне тела

0

8

Эхо

В яр угодил,
да впотьмах разбил стекло.
Крашнулся заряженный,
но красиво и легко
легло на плечи чувство жизни.

И такт сметлив, затакт крикливей,
как хочется по-новому прожить.
А старое всё раскричать и уложить
под данность кривизны и укоризны.

И окромя ещё, и столько начато,
разбавлено вино, обломки чуть смотрибельней.
Ищу кого-то, ну и что? Теперь...
Мы с паперти взмываем в длинное лицо.

Кому ещё ты нужен? С тобой и не с тобой.
Хоть смерть всосать всей жилой страстной.
Мы умерли, но кажемся в живых.
Как хорошо бродить по парку одному
и мыслями быть в чьём-то эхе.

0

9

Так

Кеннеди! Кеннеди! Ужалось до нельзя "чуть".
Чу - и с веток слетело чувство льзя.
И можно прикоснуться, и чудно баламутить
грустинку, под сурдинку, уходя в края
незримых лихолетий.

До одури и Одри, но Кеннеди! Кеннеди! Кинг!
Голова ротвейлера слетела в сгусток постижений.
Кеннеди! Кеннеди! Кинг! Вдохновенно и инсомнично.
Мустанг движется попятно, и вздох анекдотичных линий
вяжет суть.

Где-то в Париже саспенс проронил угаданность.
Мне ближе майский чем июньский, да забрезжила икра.
Только тоника вмешалась, и предчувствия уткнулись
в джаз, который вызнал суть ступени, что близка,
но в дыхании потёрла искривлённость чуждых ответвлений.

0

10

видел вас на другом форуме, там написано Израиль

0

11

Да, родители живут в Иерусалиме, а я в Самаре, но я там бывал. Красивый город и древний.

+1

12

а что пошире сделать?

0

13

лучше. строфа не влазит

0

14

Музыка первых

Империи рушатся, но остаётся музыка.
Музыка про себя и
музыка из динамиков.
Ведь музыкальная фраза бесконечна.

Громко или тихо.
Но день расписан на пюпитре.
А ночь зачинает музыканта.
Я играл на всём, и старуха подыгрывала
падающим самолётом.

Две маленькие смерти рождают симфонию -
симфонию страха и любви.
Огонь, вода, земля, воздух -
и ты на новом витке, находишь себя снаружи.

Музыка повсюдна, как и слово.
Мы снимаем с себя плащи, но остаётся стыд,
который покрывается гаммой дающего.
Сумасшествие, бред ли, гений, но они изначальны.

Мир распадается, но звук поднимает к свету,
будто душа одевается в белые платья.
А моя мелодия в твоём отсутствии -
божественна и так проста, как первый вдох
младенца.

0

15

Мгновения

Так явно и легко,
убийственно и нежно.
В твоих краях - чужая власть.
В моих лишь сон и беспорядок.

Но музыка важней,
и расширение за круг возможно.
Выходит - остаётся миг,
что всем созвучен лирам
и звучаньям.

В молчании и трепете,
и к югу кажется сподручней,
ведь север встыл, но абсолютен
всплеск его.

Упала хохм на грудь отрада,
и лик всё кажется светлей,
и это лучшая награда, -
не видеть счастье этих дней.

Мы прожигаем каждую минуту,
но луч из бесконечности струится.
И точка - снова запятая,
и смерть свою не замечая,
наш век ещё на час продлится.

+1